Головна  |  До розділу

Виктор КОРЖУК

 

КУРТКА

 

- Лёня! А я получила зарплату! – радостно сказала Наташа, отряхивая в прихожей с пальто снег. – Завтра выходной, поедем в Хмельниц­кий на толкучку и купим мне кожаную куртку, такую же, как тебе подарила твоя мама. Ты не против?

- Сё ты, конечно, я – за: слово жены – для меня закон, ты ведь знаешь.

Куртку мама подарила Леониду неделю назад, точно такую, как у его друга Гены Летуновского. Из настоящей монгольской кожи, за двести двадцать рублей. Купила обновку в Гришковецком магазине, где работала бывшая ее ученица. Тут на обмен лекарственных расте­ний можно было приобрести самый дефицит­ный товар.

Куртка Леониду настолько понравилась, что он готов был в ней спать. Но делать это ему не разрешала Наташа.

- Ты ведь цивилизованный человек, – гово­рила ему перед сном жена,- а все нормальные люди не спят в верхней одежде.

С мудрыми словами жены Авербах всегда соглашался.

Утро выдалось на удивление солнечным. Мурлыкая себе под нос «Кто рано встает, тому Бог дает», Леонид отправился в гараж.

Возле «Детского мира» его окликнули.

- Лёнки, и куда это так рано направляешь­ся? – догнал его приятель Анатолий - по клич­ке Борман.

- И сё тебе говорить, – слегка шепеляя, от­ветил он – Наташка зарплату получила, хочет такую же куртку, как у меня.

- Да! Куртка – класс, ничего не скажешь! – пощупав её, сказал Борман.

Настроение у Лёньки испортилось, когда зашли во двор гаражей.

- Опять майор проспал, не почистили тер­риторию от снега. Чем он только занимается, чёрт его знает?

- Ты это о ком? – переспросил Борман.

- Да о председателе гаражей Владимире Николаевиче: деньги сдаём, а работы не вижу.

- Ты посмотри на часы, а потом кричи. Рано ещё.

Возле гаража Лёньки снега было по коле­ни. А лопата, как на зло, внутри гаража.

- Сё делать? – размышлял вслух Лёнька.

- Сё делать? Сё делать? – передразнил его подъехавший на «Волге» Летуновский. – Бери у меня в багажнике канистру с бензином, по­лей на снег и подожги. Снег быстро растает, и ты откроешь ворота.

И добавил:

- Хоть ты и в новой южанке, но, вижу, за­мёрз. А так и согреешься.

- А в этом сё-то есть. Ты – Ленин, а я – Во­рошилов, – сказал свою любимую фразу Леонид.

Сказано – сделано. Достав канистру с бен­зином, он обильно полил им перед гаражом: бензин ведь достался на шару.

- А спички есть у тебя? – спросил Леонид.

- Так я же не курю.

- И я тоже, пойду к Борману.

Минут через три Леонид вернулся, держа коробок спичек.

- А может, не будешь? – попробовал его остановить Гена. – У меня бензин-то класс.

- Я думал, сё ты – Ленин, а ты – дурак. Смот­ри, какой сейчас будет кайф.

Снопом пламени это нельзя было назвать. Это был не сноп, это был взрыв атомной и во­дородной бомб, вместе взятых. Огромный крас­ный гриб взметнулся вверх и вширь, стал по­жирать снег.

- Идиёт! Что ты наделал! – закричал Гена и кинулся в огонь к машине.

- Гена! Ты куда? А я?

- Отстань, придурок! Дай машину спасти.

Машина завелась моментально и пулей вы­летела с пламени.

- Сё делать? Сё делать?

- Тушить!

- Чем?

- Снимай куртку и туши! А я в этом кино сниматься не буду, но с удовольствием посмот­рю.

Лёнька, не задумываясь, снял куртку и стал сбивать пламя. Но, как только подымал её, там вновь вспыхивал огонь.

- Смотри! – крикнул Гена. – Крыша горит!

Такому прыжку мог позавидовать сам Вик­тор Алексеевич Лонский - заслуженный тренер по прыжкам у высоту. Лёнька в секунду ока­зался на крыше, не выпуская с рук кожаную куртку. В эту минуту он забыл, что стоит она двести двадцать рублей. Он то выныривал с пламени, то пропадал в нем, то приседал, то подымался. Со стороны это было похоже на элементы украинского гопака и еврейского семь сорок.

- Сё ты стоишь, помогай мне!

- Придурок! Я же так танцевать, как ты, не умею,- качаясь на снегу от смеха, крикнул Гена.

В ответ на Генку обрушился такой водопад слов и на таком жаргоне, что я просто не могу их передать. Их можно услышать только один раз в жизни и только на крыше гаража Авер­баха.

И если когда-то вы будете в Израиле и встре­тите там Леонида, эти слова он вам не повто­рит: всё плохое он сразу забывает!

Танец в пламени огня подходил к концу. В честном поединке с огнём вышел победителем Леонид. А в руках у него был рукав – все, что осталось от кожаной куртки. На лице, чёрном от копоти и сажи, страха не было, а был воп­рос: что сказать Наташе?!? Но ответ он нашёл сразу:

- Генка! Заводи машину, поедем на базар за цветами!