Головна  |  До розділу

Виктор КОРЖУК

ОТВЕТСТВЕННОЕ ЗАДАНИЕ

 

Когда вечером в квартире Тартаковского прозвучал телефонный звонок и дикторским голосом пригласили его утром к самому Первому, то Лева забыл о сне. Он смотрел то на телефон, то на себя в зеркало, то на телефон, то в зеркало.

- Неужели дадут новую квартиру? - мысли одна за другой пролетали у него в голове. - Наконец-то, дождался!

- Лева! И кто это так поздно звонил? Я слыхала женский голос? - спросила жена.

- Рая! Это не то, что ты думаешь: просто Иван Ефимович хочет со мной посоветоваться.

- Ну-ну, советчик, шаг влево - и стенка! Так что смотри мне, - пошутила Рая. - Ты лучше попроси у Бражника улучшить жилищные условия, а то носишься с гарантийным письмом на новую квартиру, как с писаной торбой, а толку никакого!

- Так это, наверное, как раз по этому вопросу и приглашают. Приготовь лучше на утро светлую рубашку, все-таки к первому секретарю горкома партии иду.

- Если поет петух, так это еще не говорит о том, что наступило утро, так что не радуйся.

- Рая! Не надо умничать и морочить на ночь голову. Завтра на рынке купишь петуха и будешь морочить ему. А мне дай сосредоточиться.

Ровно к девяти Лев Семенович уже был в горкоме партии. Иван Ефимович встретил его на пороге кабинета с распростертыми объятиями.

- Лев Семенович! То, что ты патриот города, знают даже в Киеве.

После этих слов Лева подтянулся, как солдат перед генералом.

- Ты и твоя группа "Поиск" внесли большой вклад в развитие культурной, патриотической жизни города, - продолжал Бражник.

Лева опять подтянулся.

- Вот тебе пакет документов, командировка, езжай в Москву к бывшему комбригу 44-й танковой бригады, дважды Герою Советского Союза, генералу армии Иосифу Ираклиевичу Гусаковскому. Ты знаешь, что его бригада освобождала наш город в 44-м году. А также зайдешь к Герою Советского Союза, генерал-лейтенанту Георгию Семеновичу Петровскому. Он тоже освобождал наш город. В пакете просьба о выделении танка Т-34. Планируем его установить в честь 30-летия освобождения нашего города от немецких захватчиков. Задание ответственное. Ты знаешь, что даже в самых захудалых областных городах есть памятники-танки, а в столице Бердичеве, к нашему стыду, нет. Как ты на это смотришь?

- Отрицательно!

- Молодец, Лев Семенович! В помощь тебе даю начальника 1-го отдела горвоенкомата Николая Васильевича Дякина. Товарищ он надежный, проверенный. Так что этот вопрос надо обязательно решить. На тебя смотрит весь Бердичев.

Лева опять подтянулся.

- Задача ясна? - спросил Бражник.

- Цель и задача ясны! Разрешите выполнять!

- Выполняй!

Городское руководство не зря остановилось на кандидатуре Тартаковского. Оно знало его дипломатичность, корректность, энергичность, настойчивость в достижении цели. А о его преданности работе - сгорать ради других - говорили:

- Где Тартаковский - там победа!

Так что выбор пал именно на него не случайно, хотя желающих побывать в Москве было много.

Выйдя из кабинета Ивана Ефимовича, Тартаковский задумался:

- А что скажет жена, которая ждет его в старенькой квартире на Косогорской улице?

За себя просить он не умел. А вот за чужого, незнакомого он гору перевернет, но добьется. А для себя?

- Вот приеду из Москвы и тогда буду решать свой квартирный вопрос. С таким оптимистическим настроением направился домой, чтобы собираться в командировку.

Неделю активисты города провожали Льва Семеновича на ответственное задание. Он уже в Москве оббивал пороги кабинетов, а в Бердичеве продолжали подымать тосты за его успешную поездку.

Холодным осенним утром Москва встретила их проливным дождем. Заказали в привокзальном буфете вареные яйца по восемь копеек за штуку и чай. Их удивлению не было границ, когда принесли сахар, изготовленный в родном Бердичеве.

- Ты только подумай, Николай Васильевич, с чем бы пили чай москали, если бы не было в Бердичеве рафинадного завода, - пошутил Лев Семенович.

- А на чем мы летали, если бы не их ТУ-134, нарисованный на упаковке? А?

- На "Антонове!" - ответил Тартаковский.

Иосифа Ираклиевича застали дома. Встретил их как добрых давних знакомых. Ведь он не раз встречался с ними, когда приезжал в Бердичев после войны. Супруга, бывшая житомирянка, быстро накрыла стол. Вот тут и пригодились фирменный бердичевский коньяк "Тры гычки" и проросшее мясными прожилками сало. На его запах подоспел и Георгий Семенович Петровский.

За обедом о цели приезда бердичевлян в столицу разговора не вели. И только уже за чаем Лев Семенович, как говорят, раскрыл карты.

- Хоть мы и генералы, и Герои, но такой вопрос может решить только главный маршал бронетанковых войск А.Х. Бабаджанян, возглавляющий главное управление бронетанковой и автомобильной техники, - сказал Иосиф Ираклиевич. - Хотя и трудно к нему попасть на прием, но встречу и пропуск организуем.

На том и порешили.

Утром на следующий день генеральская "Чайка" доставила ходоков в ГУБАТ на Фрунзенскую набережную №3. Ждать пришлось недолго. Процедура оформления пропусков прошла быстро. Не успели опомниться, как переступили порог кабинета А.Х. Бабаджаняна.

- Здравствуйте, товарищ маршал! Я - Лев Семенович. Моя фамилия - Тартаковский. Это вам ничего не говорит?

- Ну, раз вы Лев Семенович, значит, вы из Бердичева. А с вами Николай Васильевич Дякин, - посмотрев на листок бумаги, лежащий на столе, полушутя ответил Бабаджанян. - Мне о вас звонили. И я знаю, что вы будете просить у меня танк. Так я вам сразу и отвечу, что его у меня нет. Сейчас все хотят к круглой дате танки. А, насколько мне известно, Бердичев - не областной город, так что практически помочь ничем не могу.

Лев Семенович, видя, что ему уже нечего терять, а домой без танка дороги нет (да и что это будет за Тартаковский, если не решит этот вопрос), пускает в ход все свое красноречие. Он напоминает маршалу, что Бердичев освобождал не кто-нибудь, а сам Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. Брежнев, будучи во время войны начальником Политотдела 118-й армии. И якобы на тридцатилетие Победы планирует посетить город.

Рот Тартаковского не закрывался. Он твердой походкой, заложив одну руку за спину, а другой жестикулируя, ходил по кабинету. Если бы на Бабаджаняне не было маршальского мундира, то со стороны Тартаковского можно было принять за маршала, проводившего военный совет. Слова так и сыпались из него. Он их аргументировал, подкрепляя примерами.

- Амазасп Хачатурович, но ведь это памятник танкистам 44-й танковой бригады, которой присвоено почетное наименование Бердичевская. Она носит на своем боевом знамени восемь боевых наград, из нее вышло сорок пять Героев Советского Союза, а Гусаковский - дважды Герой. Эта бригада - одна из немногих, которые входили в состав Вашего 11-го гвардейского дважды орденоносного танкового корпуса. Этими словами Тартаковский зацепил маршала за живое. Тот, конечно, не выдержал и взорвался:

- Как одна из немногих? Одна и единственная! Давай отношение!

Он что-то написал на нем и вызвал своего порученца.

- Срочно решить этот вопрос! Порученец ушел.

Бабаджанян вынул из сейфа бутылку армянского коньяка, лимон.

- Ваш вопрос решен, давайте выпьем за танкистов, которых помнят благодарные бердичевляне. Закусив лимончиком, Лев Семенович похрабрел:

- Амазасп Хачатурович, мы тут Вам привет привезли от Корнабая, и достал три бутылки жигулевского пива.

- А кто такой Корнабай?

- Как, Вы не знаете Корнабая? Это же директор самого крупного пивзавода на Украине, который находится у нас в Бердичеве, - соврал впервые в жизни Тартаковский.- Это пиво пьет сам, закатив глаза и подняв руку вверх, показал Лев Семенович.

- Ну, если так, открывай!

Пиво настолько понравилось, что остальные две бутылки он спрятал в сейф.

- Езжайте домой, будет в вашем городе танк.

Вернувшись в Бердичев, Лев Семенович еще успел на свои проводы в Москву. Тут как раз подымали тост за его благополучный отъезд на ответственное задание.

Шли дни, недели. Прошел месяц. Тартаковский уже не верил, что... И вот в три часа ночи с товарной станции звонок:

- Товарищ Тартаковский, на ваше имя прибыл воинским эшелоном танк из-под Тбилиси. Срочно организуйте разгрузку. Вам на это три часа.

Вначале Лева побелел, потом ему стало плохо. В чувство его привела жена.

- И кто это так поздно хочет посоветоваться с тобой, а Лева? Неужели опять на ответственное задание?

- Раечка, успокойся. Теперь я буду советоваться с Иваном Ефимовичем: как побыстрее разгрузить мой танк.

- И с каких это пор у тебя появился танк? Ты за свою жизнь на велосипед не собрал, у тебя на первый взнос за рассрочку денег нет. А тут танк! Ложись спать, танкист!

Но Лев Семенович уже не слушал жену, он набирал номер телефона Бражника, а потом и командира дивизии Свирского. В эти минуты где-то далеко в душе он, наверное, чувствовал себя генералом. Его команды по телефону звучали так, словно исходили с уст главнокомандующего Вооруженных Сил СССР. На ноги в три часа ночи Тартаковский поднял весь город. Он уже хотел звонить первому секретарю обкома партии Терехову и председателю облисполкома Кременицкому, но жена не дала.

- Зачем будить людей в такое позднее время?

Лев Семенович с ней согласился.

За полтора часа танк сгрузили и доставили в рембат Красной Горы. До 5 января 1974 года оставалось семнадцать дней.

 

5 ЯНВАРЯ, 1974 ГОД, 12.00.

Напротив машиностроительного техникума, на берегу реки Гнилопять, собрались тысячи бердичевлян. Сюда пришли благодарные потомки тех, кто не вернулся из боя, отдав жизнь за их светлое будущее. На импровизированной трибуне - руководство города, Герои Советского Союза. Здесь также бывший командир танкового батальона 44-й бригады П. Орехов, депутат Верховного Совета СССР Л. Горбаченко. И, конечно, Лев Тартаковский. В его глазах светилось счастье: ведь он справился с таким нелегким ответственным заданием. Танк-памятник через минуту-другую будет открыт, в этом есть и его, Льва Семеновича Тартаковского, заслуга. И немалая!

 

 

 

Мій Бердичів
www.my.berdychiv.in.ua

 

Коментарі? Поправки? Доповнення?