Головна  |  До розділу

Віктор КОРЖУК

МОЯ ВЫСОТА

 

 

Высота... Такое на первый взгляд простое слово. Но каждый из нас вкладывает в него свой единственный и неповторимый смысл. Для всех нас уготовлена своя, прежде неизведанная высота. И никто не знает, до конца не прожив свою человеческую жизнь, покорена ли будет она.

Ведь один, стремясь к ней, больно ударяется об острые камни, рифы судьбы, так и не взяв ее.

Другие же, с легкостью поднимаясь к ней, задерживаются там лишь на миг и с такой же легкостью вновь падают на землю, не сумев продержаться на своей высоте.

И только некоторым судьбой дается шанс достичь ее своим упорством и тяжелой кропотливой работой на протяжении всей жизни.

Да, в его жизни было все: победы и поражения, камни в спину и цветы, и овации на стадионах, предательства и огромное мировое признание и слава, слезы радости и огорчений. И в итоге Жизнь, простая и одновременно сложная человеческая Жизнь, которую судьбой было суждено пройти от начала и до конца только Ему, Виктору Алексеевичу Лонскому – этому Великому Творцу своего нелегкого дела. И лишь перенеся на себе все тяготы и невзгоды, выйдя победителем и достигнув своей, прежде неизведанной высоты, гордо глядя в глаза своим ученикам, он имеет право сказать: "Да, это моя высота!"

 

* * *

Стук колес... За годы своей жизни возле железнодорожного вокзала на Семеновской улице, он безошибочно угадывает, какой поезд или электричка проходит в данный момент. Узнавал  по одному, известному только ему стуку колес.

Вот и сейчас, на склоне лет, когда сон уже стал очень чутким и не крепким, он проснулся от шума приближающегося поезда.

"Козятинская электричка", – подумал он. "Рабочая".

Спать больше не хотелось и почему-то перед глазами пробежало его детство, когда босоногий и чумазый от вечной железнодорожной пыли он с ребятами прибегал вечером домой, а целый день любил рассматривать проезжавшие мимо поезда. Да, с этим шумом была связана вся его жизнь.

С ним он просыпался и засыпал. Казалось, что он так к нему привык, что ему всегда его не хватало, когда он уезжал и находясь где-то далеко. И даже тогда, когда в седьмом классе его беззаботное детство резко оборвала война, он, работая в сапожной мастерской, в свободный от работы момент непременно выходил к железнодорожному полотну. Всматриваясь куда-то вдаль впереди и не на секунду не сомневаясь в победе наших войск, он размышлял о том, что ждет его после окончания войны, кем станет и какую пользу он принесет своей стране. А пока был тяжелый труд для Победы и горькие слезы матери, проклятия фашистам и одно из первых, самых страшных воспоминаний о войне, которое осталось на всю последующую жизнь. Не дай Бог никому испытать того детского страха, когда, не успев скрыться от облавы, перепрыгивая через забор, он грубым рывком немца был брошен на землю. Закатанные рукава военной формы и автомат, висящий у него на груди,– эта страшная картинка военного детства до сих пор тревожит память.

Лишь чудом Лонскому удалось спастись. Иначе – лагерь, и Германия с каторжным трудом, если удастся выжить.

Это только потом, после освобождения, поступив в механический техникум и выиграв свои первые соревнования, Виктор понял, что только в спорте он может проявить себя так, как ни в каком другом деле. Но для этого нужно было пройти долгий путь от учащегося техникума до студента института физической культуры, а затем и физрука ремесленного училища его родного города. Вот тогда-то и захлестнула, закружила его тренерская работа. Работа, которой он посвятил и отдал всю свою жизнь.

Ход его мыслей прервал негромкий звон посуды на кухне.

"Не только мне не спится, но и жене, – подумал Виктор Алексеевич. – С чего бы это Эмма встала так рано?"

За долгие годы ихней с Эммой совместной жизни он выработал для себя правило: первым просыпается и встает он, но завтрак готовит супруга. Ведь с ее кулинарными способностями могут соревноваться лучшие повара. По количеству всевозможных рецептов, которые она знает наизусть, с ней может соперничать лишь только книга о вкусной и здоровой пище, и то только в новейшем варианте. Но все равно победа будет, как говорят, за Эммой. Тем более, книга-то с рецептами, а тут все наяву, только и успевай открывать рот.

Виктор Алексеевич вспомнил, как перед поездкой на первенство мира Валерий Борзов брал у Эммы рецепты фаршированной рыбы и биточков с капустой. И как в Советском посольстве на званом ужине старший повар в длинном белом колпаке торжественно произнес:

– Рыба – по-бердичевски… Рецепт семьи Эммы Лонской.

Вот и сейчас он услышал манящий вкусный запах, но вставать все равно не хотелось. Приятные воспоминания всколыхнули его память и никак не хотелось уходить из того времени, когда он был молодой, полный сил и оптимизма.

 

* * *

Но что это? В пробивающейся полоске света у двери замелькали какие-то тени. Кто это? И почему так рано? Ведь на улице еще только светает. За дверью он услышал детские голоса и какой-то шум.

Не успел он сообразить, как дверь распахнулась, и с огромными букетами цветов на пороге комнаты он увидел сияющих своих внучат Катю и Витю.

– По-здрав-ля-ем! – со всей силы и что было мочи прокричали малыши. – С днем рождения, дедушка!

Они еще долго что-то лепетали, целуя его в обе щеки.

Боже мой! Как я мог забыть. Ведь все эти дни знал и помнил, думал и представлял, ведь все-таки это не шутка, а семьдесят пять! А в этот самый день первым и не вспомнил. Но, может, это и к лучшему, ведь вышел приятный сюрприз.

Вслед за внуками в комнату вошли сын Игорь и невестка Лариса. Объятия, поздравления, праздничные пожелания, цветы. Все это так приятно и торжественно. Ведь только ранним утром он вспоминал себя ребенком, а уже внуки его такие же, каким он был в то время. Все повторяется, колесо истории двигается вперед.

Вот уже и его единственный и такой долгожданный (ведь женился Виктор Алексеевич довольно поздно, разменяв пятый десяток) сын, тот самый Игорек, такой смешной "почемучка", так любящий приходить на папины тренировки, уже сам стал гордостью своей семьи. Ведь подполковник Вооруженных Сил Украины, чем не пример для своих детей.

"Да, за свою семью я спокоен, – подумал Виктор Алексеевич.– Великолепная невестка Лариса свое "боевое крещение" прошла уже давно, когда молоденькой девчушкой (а было ей всего 17 лет) уехала вслед за Игорем в далекое Забайкалье, где в то время дислоцировалась его часть. Ведь ни на минуту она не представляла жизни в разлуке. И не зря гласит пословица: "За любимым на край света". Да, это о ней. И дай Бог им пронести свой огонек любви и верность через всю жизнь. А Лариса – это и есть надежный тыл Игоря. И, конечно же, Эмма, вторая его половинка, поддерживающая их в трудную минуту. А теперь уже и долгожданные внуки, ближе и роднее которых нет на свете.

Да, наверное, это и есть главное счастье в жизни. И правильно говорят, что нет ничего приятнее, чем память детей и внуков.

– С днем рождения! – улыбаясь, зашла в комнату Эмма с огромным букетом алых роз. Казалось, что их столько, сколько лет ему исполнилось сегодня.

 

* * *

Радостную церемонию семейного торжества прервал телефонный звонок. "Кто бы это мог быть?" – подумал именинник.

Игорь, взяв трубку телефона, моментально узнал голос Рустама Ахметова и передал ее отцу.

Принимая поздравления и пожелания, Виктор Алексеевич с волнением поблагодарил звонившего. Ведь это был Ахметов, да именно тот Ахметов, с которым его связывали не только отношения ученика и наставника, но и огромная мужская дружба, которая крепла и приумножалась из года в год.

Он вспомнил, что может она и начала зарождаться тогда, когда после очередной тренировки, зайдя во двор, он ради шутки сказал Рустаму: "Хочешь подрасти, оборви и съешь ягоды вон с того куста". И Лонский показал на куст наиболее усеянный смородиной. В дом Виктор Алексеевич зашел не более чем на 15 минут, но выйдя из него он обомлел: на кусте не осталось ни одной ягоды.

Лонский понял, что ученик безгранично ему верит и что ни в коем случае нельзя нарушать эту веру. Только нужно быть честным, правдивым друг с другом. Так оно и вышло. Ахметов остался наиболее верным и благодарным учеником. Ведь многие после удачных взлетов и выступлений моментально уезжали из нашего маленького городка во Львов, Киев, Москву и другие крупные города. И только Рустам Ахметов уехал на Олимпийские игры со своей бердичевской пропиской. И как этот худенький паренек с еще неизвестным для всей страны именем резко взлетел ввысь, так заговорили о нем не только в Украине, но и во всем мире.

А Валерий Скворцов. Ведь это тоже его ученик. Причем один из первых в его тренерской судьбе. И как обидно было Лонскому, когда Валеру не отпускала на тренировки его мама. В то время, на взлете тренерской работы Виктор Алексеевич, а попросту Витька, любил играть на гармошке. Почему-то те люди, которые любили плясать под музыку, исполняемую Лонским, считали это занятие пустым и несерьезным. Виктор принимал участие во всех смотрах художественной самодеятельности.

К сожалению, профессионального образования на тот момент у Виктора Алексеевича не было. Да и в дальнейшем музыка для него осталась только для души в редкие свободные минуты. Его приглашали на вечеринки, свадьбы, но он никогда не брал денег, а ставил просто условие, чтобы друзья, пришедшие с ним, были накормлены. Ведь это было тяжелое послевоенное время. Поэтому иногда его и называли Витька-гармонист. Но маленький Валера беззаветно верил своему будущему наставнику. А Виктор Алексеевич, глядя далеко вперед, видел Скворцова талантливым спортсменом.

Да, грустные и одновременно приятные воспоминания нахлынули на него. Ведь обидно было Скворцову, что Лонского не пригласили на Всесоюзный сбор и первенство страны, где разыгрывались путевки в Токио. Но 14-е место в своих первых международных соревнованиях он выиграл. И, безусловно, это место для бердичевского паренька Валерия Скворцова – огромная победа в большом спорте и хорошее начало его спортивной карьеры.

А начиналось ихнее знакомство на улице К. Либкнехта, когда Виктор Алексеевич заметил идущего впереди мальчишку в стареньком потертом пиджаке и с чужой головы шапке. Хотя паренек не отличался высоким ростом и хорошими спортивными данными, Виктора Алексеевича поразило то, что через каждые два-три шага он перепрыгивал низенький заборчик. По всему было видно, что делал это он  с какой-то спортивной сноровкой. Лонский про себя отметил, что у этого паренька есть скрытые спортивные данные. И что толк с него будет. И он в нем не ошибся. Всей своей дальнейшей жизнью Валера это доказал.

Да, Скворцов доказал Лонскому, что тренер не ошибся в нем. Виктор Алексеевич же доказал себе и миру то, что и в маленьком провинциальном городке можно воспитывать настоящих мастеров спорта.

И уже после этих Олимпийских игр с Виктором Лонским стали считаться все больше. Его начали приглашать на соревнования, сборы, совещания. О его учениках пишут в газетах и журналах. Заговорили по радио и на телевидении. Но Лонский по-прежнему на первое место ставит тренировки со своими учениками. Он понимает: расслабляться нельзя.

Да, после всего этого он вынес для себя жизненный урок: пусть судьба не всегда бывает благосклонна, но после неудач, обид и поражений, она обязательно преподносит тебе приятные сюрпризы.

 

* * *

Вот и сейчас, поговорив с Ахметовым, он еще некоторое время держал в руках телефонную трубку. А в ней в такт его сердца, в такт его мыслей шли короткие телефонные гудки. Куда они уходили? Куда-то далеко-далеко. Они шли быстро, как быстро, день за днем,  уходят наши годы... Вот он выпускник – Киевского института физкультуры по специализации "легкая атлетика", а вот уже и заслуженный тренер СССР.

Это в его честь проводят в Бердичеве Международный турнир по прыжкам в высоту. Турнир на призы Виктора Лонского занесен в международный календарь соревнований мировой федерации легкой атлетики. Тем более, что если спортивные результаты на таких соревнованиях достигают рекордного рубежа, то этот результат будет считаться как европейское или мировое достижение. Эти соревнования приобрели статус международных, ведь на них съезжаются гости и спортсмены из разных стран: Беларуси, России, Молдовы, Израиля, Польши, Болгарии и других.

Поверьте, не каждый из великих спортсменов в своей жизни удостаивается такого почета. И, наверное, ради этого стоит жить. Жить ради своих детей, внуков, ведь и в этом мы видим свое продолжение.

А несметное количество учеников-спортсменов, не добившихся таких высот, но ставших просто хорошими людьми и мастерами своего дела. Вот, например, Виктор Матусевич – самый высокий прыгун, чей рост 197 см, является одним из создателей  крупнейших самолетов в мире "Руслан" и "Мрия". За эти разработки он получил Государственную и Ленинскую премии.

А Игорь Пастух? Ведь по разработанным и созданным его руками демонстрационным экранам зрители могут в непосредственной близости наблюдать за выступлениями спортсменов на соревнованиях.

А Анатолий Быковский, спортивный врач Бердичева, руководитель детского лечебно-профилактического клуба "Здоровье" для детей-сирот с ослабленным состоянием здоровья? Врач-тренер, долгие годы бок о бок профессионально работающий с Виктором Алексеевичем. Он тоже – один из первых учеников великого Тренера.

Это сейчас Анатолий Дмитриевич Быковский с улыбкой вспоминает случай из своей спортивной юности. А тогда, в то далекое время, когда Толик был очень добросовестным, исполнительным и очень послушным ребенком, никто и подумать не мог, что после очередной тренировки он вместо дома попадет в руки к участковому инспектору. На всю жизнь он запомнил его фамилию – Сорокин. Да, не до смеха было ему. А началось это с домашнего задания тренера, а точнее – закрепления материала, усваиваемого на тренировке, где отрабатывался толчок и полет в шаге. Для этого, идя домой, нужно было прыгать и доставать руками ветки деревьев.

Виктор Алексеевич вокруг себя всегда изыскивал любые возможности для тренировок. К примеру лужи, ступени лестницы; через них можно перепрыгивать высоко поднимая колени. Это отлично укрепляло ноги. А взять к примеру высокие ветви деревьев. Чтобы достать их нужно подпрыгивать. Чем не тренировка?

Так, выполняя эти рекомендации, Толик Быковский, подпрыгивая на ветки, направлялся к улице К. Либкнехта домой. Естественно все его внимание было устремлено вниз. Куда уж было смотреть по сторонам или вперед.

Поглощенный своей тренировкой, он не заметил, как заскочил на спину, стоящей перед собой старушке. К своему несчастью пожилая женщина остановилась, чтобы что-то поправить в своей корзинке. Для этого она наклонилась. И, о ужас, в этот момент на спину ничего не подозревающей старушке приземляется "юный спортсмен". На крик пострадавшей в один момент собралась толпа, в которой Толик увидел милицейскую фуражку участкового.

– Так, будем записывать свидетелей, – обратился Сорокин к любопытным.

– Свидетелей, как всегда, не оказалось, а зевак хоть пруд пруди, – сказал участковый и за ухо отвел Быковского в отделение милиции.

А вечером, дома, Толика ожидало "воспитание" ремнем.

 

* * *

Все утро в уютной квартире Виктора Алексеевича звучали телефонные звонки с поздравлениями. Звонили бывшие коллеги, друзья и знакомые. Но главными и значимыми все-таки были для него звонки от бывших его учеников, разбросанных по всему свету.

Помимо слов благодарности Виктор Алексеевич обязательно спрашивал каждого из звонивших об его делах, о здоровье. Ведь только теперь ценим и понимаем, что главное в жизни здоровье. Если в молодости на полученные травмы не обращали внимание, то в дальнейшем это, как правило, сказывалось. И поэтому в его, казалось, банальный вопрос о здоровье, он всегда вкладывал беспокойство, которое может быть у людей на собственном опыте убеждающемся о том, что беречь его действительно нужно с молодых лет.

Такие раздумья, воспоминания и размышления, навеянные праздничными звонками, одолевали его все утро. Их прервал длинный звонок в дверь. Внуки моментально побежали ее открывать...

Огромная корзина роз от исполнительного комитета города. Его мэр Василий Константинович Мазур лично пожелал доброго здоровья на долгие-долгие годы. (Ведь это для Виктора Алексеевича сейчас главное).

– А теперь, – мэр сделал паузу,– приглашаю Вас, Виктор Алексеевич, в Дворец культуры на Ваш юбилейный вечер. Не возражаете?

"Если Вы не против, так я не возражаю..." – хотел пошутить Лонский, но слова комом застряли у него в горле и скупая мужская слеза в который раз побежала по щеке.

– Ну не надо, не надо, сегодня такой день, – сказал Мазур и обнял Лонского.

– Это слезы радости за то, что не забываете меня, – ответил Виктор Алексеевич. – Эмма, Игорь, накрывайте стол,– засуетился юбиляр,– негоже так встречать дорогих гостей.

– Нет-нет, Виктор Алексеевич, за Ваше здоровье выпьем, но не сейчас, а вечером в ресторане. Это еще один из сюрпризов Ваших учеников, – поблагодарил Мазур.– А сейчас я прощаюсь, но только до вечера, – и пожал руку Лонскому.

Тосты, поздравления, добрые слова и пожелания. Лица друзей, учеников, которых уже  и как-то странно называть так, все как на подбор высокие, статные, многие из них убеленные на висках первой сединой. Но какие это благодарные лица.

Размышления Виктора Алексеевича за праздничным столом прервал вошедший Валерий Волков, который приехал из Житомира поздравить с юбилеем своего тренера.

– Чуть не опоздал, – шутя с улыбкой оправдывался Валерий. – У меня получилось как в той песне: "...а поезд тихо ехал на Бердичев". Пока бердичевскую таможню пройдешь, так поседеешь, – погладил свою лысую голову Волков.

Виктор Алексеевич вспомнил Валеру, как одного из самых первых своих учеников. Ведь он почти не изменился. Тот же высокий лоб и такие же пытливые глаза. Казалось, как можно совмещать два таких совершенно разных дела – спорт и занятия в драматическом кружке.

Лонский вспомнил, как Волков, выступая на международных соревнованиях по юношескому четырехборью в Москве, без опыта на таком уровне, показал результаты, которыми могли бы гордиться в то время спортсмены высокого класса.

В родной Бердичев он привез свою первую международную награду. А через некоторое время Волков выигрывает и бронзовую медаль на школьном первенстве Украины. В том же году он поступает в Киевский институт. Но это никак не мешает его званию "один из первых учеников Лонского", причем одним из талантливых. Ведь "Школа Лонского" при одном упоминании этих двух слов говорила, что ее ученики очень талантливые люди. И знания, заложенные в этой "школе" прочно обосновались в сердцах и умах ее воспитанников, стали отличной базой для всей последующей жизни.

 

* * *

Вот прямо перед ним сидит Саша Михальченко. Казалось только вчера, маленьким мальчиком мама с папой привели его на занятия в секцию детской спортивной школы.

Как робко входил он в спортивный зал. Первые знакомства, новые друзья. С каким неподдельным вниманием слушал он все наставления Лонского. Как часами после тренировок своей группы он оставался в зале наблюдать за прыжками своих старших товарищей, тренировавшихся в другой возрастной подгруппе.

Наверное, тогда и заметил Виктор Алексеевич, что из этого светло-русого худощавого паренька будет толковый спортсмен. Ведь его главной чертой, как и всех остальных ребят, тренировавшихся у Лонского, было трудолюбие и нечеловеческое упорство. И как говорят в народе, "ради своей цели они были готовы горы свернуть".

Но наверное даже Виктор Алексеевич не мог на тот момент времени предположить, что в дальнейшем этот Саша Михальченко и займет это достойное место тренера. То есть станет преемственником дела своего Учителя, пойдет по его тренерским стопам и сам уже будет растить новую смену спортсменов-высотников.

Сейчас это уже Александр Васильевич Михальченко, старший тренер ДЮСШ – школы олимпийского резерва, застуженный тренер Украины, а так же инициатор и основной организатор Международного турнира "На призы Лонского". И не зря его называют главным директором этих соревнований. Тем более, что он стоял у истоков этого важного дела и вместе с бывшим мэром города Алексеем Хилюком организовал это мероприятие на очень высоком уровне.

Да, с легкой руки Михальченка загораются все новые и новые звезды спортсменов-высотников. В первую очередь его сын Александр – кандидат в мастера спорта, неоднократный победитель и призер юношеских первенств Украины, участник чемпионата мира среди юношей, член сборной команды Украины.

Международные соревнования сезона 2003 года во Львове на турнире памяти Алексея Демянюка показали, что школа Олимпийского резерва, возглавляемая Александром Васильевичем Михальченко, есть. Среди юниоров с результатом 210 сантиметров первое место занял его сын Сергей. Второе место среди девушек 1987–88 гг. заняла с результатом 160 сантиметров Наташа Гапчук. Третье – среди взрослых с результатом 215 сантиметров занял Юрий Кримаренко. Все они воспитанники Александра Васильевича.

Тренерская работа – это нелегкий и подчас очень кропотливый труд, состоящий в передаче своих спортивных знаний и умений своим подопечным. И здесь если тренер не будет тонким психологом и отличным преподавателем, то одними шаблонными командами он никогда не подберет ключ к душе каждого спортсмена. А значит, ни о каком результате речи быть не может.

Вот таких основных заповедей и придерживаются тренер Михальченко и его бывший ученик, а ныне правая рука – тренер Сергей Леонидович Шеремет.

Еще тогда, в далеком 1980 году, когда на весь мир гремели успехи советских спортсменов на Олимпиаде-80 в Москве, Саша Михальченко и начал свою нелегкую тренерскую деятельность. Сначала под руководством своего наставника Виктора Алексеевича Лонского, а затем уже полностью опираясь на собственные знания и опыт, который накапливался за долгие годы тренировок.

Главное, чем обладает Михальченко – это безграничная энергия, оптимизм, чувство юмора, позволяющие сплачивать вокруг себя молодых спортсменов, которые в конечном итоге и занимают достойные места на всякого рода спортивных соревнованиях.

Да, такие качества очень нужны современному создателю спортивных талантов. И как никогда, именно сейчас. Ведь спорт – это единственное, что мы можем предоставить сегодня молодежи еще не определившейся в жизни. Да, в наше неспокойное время соблазнов, безвозвратно поглощающих в рутину медленной смерти, к сожалению очень и очень много.

Поэтому и ищут спортсмены-единомышленники хоть какой-то выход из сложившейся ситуации. А проблем, касающихся спорта, предостаточно. И одна из ключевых, это так и не сформировавшаяся за все эти годы основная спортивная база.

На данный момент это первоочередная задача Александра Михальченко. К великому сожалению, денег у государства нет, а инвесторов пока не находится. Вот и стоит вопрос о спортивной базе города одновременно и открытым, и "замороженным" до новых времен. Только хотелось бы, чтобы времена эти поскорее наступили. И люди, живущие в них, были более счастливыми продолжателями спортивных традиций своих предшественников.

 

* * *

Свой взгляд Виктор Алексеевич перевел на Виталия Романюка. Ведь это он сейчас воспитывает в машиностроительном колледже достойную смену, его ученики занимают призовые места на областных  и республиканских соревнованиях. А это значит, что здесь и его заслуга, ведь основу Виталию дала опять-таки "школа Лонского". И только в примере с Романюком, Виктор Алексеевич мог бы сказать, что и с другой стороны он, Виталий, стал тем самым первым учеником, давшим своему Учителю путевку в так называемое тренерское дело.

Ведь тогда в начале пятидесятых годов, когда Виктор Алексеевич лишь только присматривался и искал возможности для начала своего тренерского дела, его еще даже не преподавателя спортивной школы никто и не знал. И совершенно случайно Виталию Романюку посоветовал попробовать потренироваться у Лонского Владимир Ситкин, тренировавшийся у Жабенко.

С первенства Житомирской области по легкой атлетике, где Виталий Романюк, будучи дебютантом, стал чемпионом, и была получена возможность Виктору Алексеевичу занять место преподавателя легкой атлетики в Бердичевской детско-юношеской спортивной школе. Это и стало обоюдным началом начал в спортивной тренерской карьере Учителя и ученика – Виктора Лонского и Виталия Романюка.

Да, с этого оптимистического момента и можно сказать начиналась складываться по крупицам судьба почти на "все сто" связанная со спортом.

Виктор Алексеевич смотрел своим прищуренным взглядом на сидящего за праздничным столом Романюка и думал: "Помнит ли Виталий свое первое десятиборье на первенстве ДСО "Авангард" в Одессе? И как не послушал его Романюк, "заявив" всего казалось бы на пять сантиметров больше высоту, чем он советовал?

 

* * *

Одесса встретила команду из Бердичева теплым летним утром. На центральном стадионе, возле сектора для прыжков их уже ждала "конкурирующая фирма" одесских десятиборцев.

– Добро пожаловать на берег Черного моля, – приветствовал их тренер Порфирий Иванович Никифоров, и обменявшись рукопожатием, с одесским акцентом, показав на своих питомцев, промолвил:

– Вот тут пацаны имеют интерес: правда ли, что в вашем Бердичеве проживает шестьдесят процентов евреев?

– Правда! – без тени сомнения подтвердил Лонский.

– А остальные сорок? – уже с ехидством поинтересовался Никифоров.

– Еврейки! – ответил Виктор Алексеевич на полном серьезе.

Одесские десятиборцы остались довольны ответом.

Виктор Алексеевич знал Никифорова давно. Несколько раз в год судьба сводила их на выступлениях своих команд. И хотя во время соревнований они являлись тренерами команд-соперниц, это никак не отражалось на ихних отношениях. Во многом это была заслуга Лонского. Ведь он был, по мнению своих подопечных тонким психологом человеческой души. А это очень даже не маловажно для создания хорошей ауры, царившей на любого уровня соревнованиях. В свою очередь Порфирий Иванович тоже находил всяческие уловки для обхождения всевозможных конфликтных ситуаций, которые могли произойти хотя и очень редко, но в какой-нибудь очень неподходящий для этого момент.

За годы работы ихние спортивные отношения плавно переросли в теплые дружеские. Поэтому, будучи уже достаточно зрелыми людьми, при любой встрече они часто вспоминали случаи, которые происходили с ихними воспитанниками за долгие-долгие годы их спортивной карьеры. При всем этом нужно было учитывать то, что Порфирий Иванович из Одессы, с неповторимым одесским юмором, а Лонский из Бердичева, с неподражаемым бердичевским колоритом. А это говорило о том, что из любой каверзной ситуации они обязательно найдут выход.

– Скажу тебе по секрету, что ты уже можешь начинать волноваться, – обращаясь к Лонскому, сказал Никифоров, – мои ребята настроены по-боевому, – и показал рукой на свою команду, в этот момент переодевавшихся в спортивную форму.

На какую-то долю секунды в секторе для прыгунов наступила такая тишина, как перед очередным повышением цен.

– Ой, только не надо нас пугать, а то мы уже обделались легким испугом, – с улыбкой нарушил тишину Лонский.

– Нет-нет, вы только подумайте, – обратился Виктор Алексеевич к бердичевлянам: – каждая пипетка мечтает стать клизмой, они не верят, что и в этом сезоне мы их накажем.

– Будьте спокойны, – заверил тренера Романюк,– мы будем делать, как говорят в Бердичеве: – Тише едешь – больше командировочных. И не обращайте внимание на Никифорова. Это же одессит, если он себя с утра не похвалит – весь день будет ходить, как оплеванный.

– И что у нас тут случилось, – поинтересовался, подбежавший Жора Ефремов.

– Никифоров считает, что мы сегодня проиграем, – ответил Романюк.

– Он что, с ума сошел? – вскипел Ефремов.

– Я тоже так думаю, что он идиёт. Бердичевляне не проигрывают! – заверил Романюк.

– Ребята, занимаемся разминкой! – похлопав в ладони, крикнул Виктор Алексеевич.

 

* * *

Первый день соревнований показал, что бердичевляне в хорошей спортивной форме. Из двадцати команд, принимавших участие в спартакиаде, воспитанники Лонского значительно выделялись. Они так уверено прыгали, что многие тренеры раскрывали рты от удивления. Все их движения были отработаны до мельчайших деталей. Время от времени из сектора для прыгунов доносились аплодисменты и подбадривающие выкрики в честь нашей команды.

Выполнив "классификацию", спортсмены подбежали к Виктору Алексеевичу, сидевшему в первом ряду трибун стадиона и внимательно следившим за происходящим в секторе.

– Виктор Алексеевич, и как мы выглядим на фоне одесситов? – поинтересовался Романюк.

– Когда спросили падающего с небоскреба "Как твои дела?" так он воскликнул: "Пока все идет хорошо!". Так и у вас,– ответил Лонский и добавил: – Завтра ответственный день, вот он и покажет, как наши дела. А сейчас давайте сделаем разбор сегодняшних соревнований.

Около часа спортсмены обговаривали свои выступления, анализировали слабые места, длину и скорость разбега. Мелом на асфальте чертили схемы движения прыгуна.

– Ну что? – посмотрев на часы, сказал Лонский, – на сегодня разбор соревнований закончим.

– А ты,– обратился он к Романюку,– запомнил с какой высоты завтра начать прыгать, а какую пропустить?

– Запомнил!

Для Романюка эти выступления были ответственны, ведь на них отбирались спортсмены для участия во всесоюзных соревнованиях. А попасть на них – значит защищать спортивную честь Украины. Поэтому он так переживал и волновался. Желание победить на этой спартакиаде настолько были велики, что Романюк, забыв на следующий день наставление Виктора Алексеевича с какой высоты начать прыгать, "заявил" планку на каких-то пять сантиметров выше и потерпел горькую неудачу, не взяв с трех попыток нужную высоту. Вот он выходит из сектора и ему становится все безразлично, исчезает желание прыгать вообще.

Только сейчас Романюк понял, что совершил ошибку, за которую теперь придется отвечать по "полной программе".

– Что-то фарт тебе не идет сегодня, – сказал подбежавший к Романюку Жора Ефремов. – Надо поднажать в десятиборье и Украина будет наша. Главное не волнуйся, – продолжал успокаивать Жора. – Посмотри на Лонского, он там далеко на трибуне хоть и не подходит к нам, но больше тебя переживает.

Виктор Алексеевич за годы своей работы выработал для себя правило: во время соревнований не подсказывать ученикам: "Дальше толчок!". "Ближе толчок!". "Быстрей разбег!". Эта система воспитания позволяла ему выработать у них бойцовский характер, смело без колебаний штурмовать высоту не только на соревнованиях, но и в жизни.

– Ты еще имеешь шанс выиграть, – продолжал наставлять Романюка Эфремов. – Сейчас для тебя важно не расслабляться, сосредоточиться только на соревнованиях, перешагнуть психологический барьер, а все упущенное наверстаешь в десятиборье. И не подводи болельщиков. Слышишь как скандируют на трибунах. "Бердичев!", "Бер-ди-чев!" – Все понял? – и похлопал по плечу Романюка. – Давай, дерзай!

И вот наступил последний вид десятиборья – бег на 1500 метров. Для многоборцев этот этап часто бывает камнем преткновения. Ведь за плечами спортсмена уже девять видов выступлений в легкой атлетике, и каждый шаг на беговой дорожке дается с огромным физическим трудом.

Все это прекрасно понимал Романюк, но ноги, ноги уже не хотели его слушать. Один круг позади, второй, третий и наконец финишная прямая.

– Быстрей, Алик! – приподнявшись на трибуне, крикнул Лонский. – Быстрее!

Романюк, собрав всю спортивную злость, из последних сил выкрикнул свою, потом ставшей знаменитой фразу, которую по сегодняшний день вспоминают воспитанники Лонского.

– А если я умру?!!! – с трудом передвигая ноги, вырвалось у Романюка.

На какую-то долю секунды болельщики на трибунах замерли, а потом грохнули от хохота и ещё долго, долго аплодировали ему на финише.

После соревнований Никифоров подошел к Лонскому.

– Виктор Алексеевич, слышал, что ты от столицы отказался. Не хочешь Бердичев на Москву менять?

– Что, и до тебя слухи дошли? – насторожился Лонский.

– Разумеется, ведь это же Одесса, сюда первыми новости доходят. Я скажу тебе, что правильно сделал, если и менять Бердичев, так только на Одессу. Забирай свою команду и переезжай к нам. Городские власти дадут квартиру, хорошую зарплату. Мы, одесситы, ценим спорт. Соглашайся.

– Шумно у вас тут. А у нас в Бердичеве на Семьеновской улице тихо – ни трамваев, ни метро. Разве что вертолеты летают да железнодорожный вокзал рядом. Нет, не променяю Бердичев на Одессу! – сказал утвердительно Лонский.– Не про-ме-няю!

 

* * *

"Что это со мной?" – подумал Виктор Алексеевич, – сегодня такой день, а меня тянет на воспоминания. Что, другого дня не будет? – и обвел взглядом сидящих за столом. Все вроде собрались. Нет не все – не хватает Мороза.

Как порой непредсказуема и обманчива бывает жизнь. И почему иногда она выбирает из нас лучших; как не ошибиться и открыть именно ту дверцу в жизни, за которой нет черной пустоты.

Вот именно в такие моменты и бывает больно и обидно Тренеру и Учителю за то, что где-то на жизненному пути "Тренер – ученик" и был упущен тот, как оказалось в последующем, важный момент, после которого и дал "трещину" весь жизненный механизм Анатолия Мороза.

Казалось ничего не предвещало беды, а наоборот в его спортивной карьере складывалось все самым отличным образом. Ведь Анатолий Мороз был одним из немногих, кто пришел сам к тренеру и настойчиво просился на посещение тренировок. Он часами мог наблюдать, как тренируются его старшие товарищи. Сквворцов, Матусевич и другие.

И менее чем через два года его результат увеличился на целых 60 сантиметров, а Толик был тогда в 7 классе.

На всю жизнь запомнил Виктор Алексеевич тот эпизод из жизни Мороза, когда спешившего на соревнования Толика сбила грузовая машина. И вместо соревнований он попал в больницу с тяжелым сотрясением мозга. Приговор врачей был неумолим – никакого увлечения спортом, тем более прыжками в высоту. И это тогда, когда тебе 15 лет, на улице весна и впереди вся жизнь.

Но потихоньку, сначала тайно, а потом уже и в полную силу Толик продолжил свои тренировки, не смотря на все запреты врачей и родителей. И чудо, выстроенное собственными руками свершилось. Высота 2,0 метра, о которой мечтали многие воспитанники Лонского, взята. Анатолий Мороз превзошел себя вероятными и невероятными усилиями. Он смог встать в строй снова. Это же какую нужно было иметь силу воли!

И сколько таких жизненных примеров с судьбой Мороза мог бы привести Виктор Алексеевич.

Спортивное руководство за спиной Лонского поговаривало: "Мол, не вышел ростом Мороз, всего 180, не достигнет он высоких результатов..." Но это только не для него. Мороз, как и его тренер, считал, что нет, как известно, пределов человеческим возможностям. И в феврале 1967 года в Ленинграде, на зимнем первенстве страны, обойдя Скворцова и Большова, он взял высоту 2,15. Мороз стал одним из самых лучших прыгунов страны. И ему уже доверяют защищать честь СССР на первенстве Европы в Праге, где снова всех обойдя, он становится победителем. В подарок на высшей ступени пьедестала ему преподносят красивый чайный сервиз и великолепные фужеры из знаменитого чешского стекла... Может они-то и стали тем злополучным талисманом, преследовавшим такого знаменитого спортсмена всю его последующую жизнь.

Виктор Алексеевич так и не нашел ответа на этот постоянно мучавший его эти долгие годы вопрос.

 

Эпилог

Как неумолимо быстро бежит время, как уходят от нас годы молодости, годы, которые еще совсем недавно были нашим настоящим, а теперь на них мы смотрим с высоты прожитых лет, понимая всем своим сердцем, что времени этого уже не вернуть.

Это становится наиболее ощутимым и тогда, когда за плечами огромный жизненный опыт и цели, к которым стремился с времен своей юности и на протяжении всего своего пути, уже достигнуты. А все те достижения и творческие успехи и победы в своем нелегком тренерском труде легли в основу будущим поколениям спортсменов для завоевания уже совершенно новых, поставленных на более современном уровне целей и достижения, высот.

И от этого становится на душе Великого тренера легко и светло. Ведь знает он, что в разных странах на такой огромной Земле любят и помнят его.

Приходят теплые весточки от Владимира Прохневского из Лос-Анджелеса, от Александра Беланчука. Михаила Колесника. Александра Журавлева из Нью-Йорка, Анатолия Шафрана из Израиля.

А здесь, в своем родном Бердичеве есть продолжатель его дела Александр Васильевич Михальченко, влюбленный в свою тренерскую профессию. Человек нового поколения с огромным оптимизмом смотрящий в будущее.

Главное, что есть у нас та самая команда спортсменов-единомышленников, ядром которой был и остается Виктор Алексеевич Лонский. Ведь знания, опыт и огромный жизненный оптимизм, присущий ему, еще долгие-долгие годы будет окрылять будущих спортсменов из нашего маленького провинциального городка известного под гордым именем – Бердичев!