Головна  |  До розділу

Віктор КОРЖУК

ПАМЯТЬ О ПРОШЛОМ1

 

 

 

Во время войны Борис Бельфер был танкистом. Героя Советского Союза он не получил, но с фронта вернулся раненым, пропахшим порохом и в воинском звании старшего лейтенанта. На его кителе было столько боевых наград, сколько сегодня семечек у бабы Рузи, торгующей ими возле центрального универмага.

Среди этих наград особо выделялись две американские, которые, может быть, и сыграли в его дальнейшей жизни немаловажную роль. Но почему Борису Израилевичу не дали Героя, до сих пор остается загадкой. Быть может, помешала шестая графа в личном деле? Не знаю. Но, судя по наградам, воевал он отменно. Правда, в душе жалеет, что не дошел до Берлина и не расписался на стене рейхстага, но за смерть друзей отомстил сполна.

Многие бердичевляне после просмотра кинофильма «Огненная дуга» сравнивали главного героя с Бельфером. Сам Борис Израилевич такого сходства не находил и даже обижался, когда ему об этом говорили. Но после показа этого кинофильма он стал известен в Бердичеве, как маршал Жуков – во всем мире.

Когда Бельфер выступал на собраниях в школе, где преподавал физкультуру, все учителя начинали понимать, что спорт – самое главное в жизни. Он развивал такую спортивно-массовую работу, что председатель городского спорткомитета Саша Балянов два раза писал заявление об уходе. Но родители его воспитанников, в отличие от начальства, были благодарны Борису Израилевичу за то, что их чада не лазят по деревьям, не бьют окна в домах.

Со временем одних спортивных секций Бельферу уже явно не хватало. Посоветовавшись с Яковом Герделем – начальником учебно-спортивного отдела облспорткомитета и председателем исполкома – большим любителем спорта Валерьяном Демиденком, он решил создать в Бердичеве городскую команду ватерполистов.

А почему бы и нет? Если в городе есть река, значит, должен быть пляж, водное поло.

Это сейчас, когда с нашей Гнилопяти сбежали даже жабы из-за санитарного состояния воды, а сам пляж превратили в мойку автомобилей и собак, откуда по ночам доносятся всплески Лохнесского чудовища, бердичевляне стали обходить его стороной.

Правда, в городе поговаривают, что это вовсе не чудовище, а работники спасательной станции сетью вылавливают оставшуюся рыбу. Но я лично этого не видел, так что утверждать не буду.

В те годы благодаря партии и правительству в нашем городе спорту уделяли много внимания, так что за две недели Бельфер собрал команду, а еще через две она уже выступала на первенстве области.

Описать, как бердичевляне играли, нельзя: это надо было только видеть, особенно игру Бориса Израилевича. Он, как дельфин, выскакивал по пояс из воды, перехватывал мяч и вместе с ним летел к воротам противника, словно стрела, выпущенная из лука. При этом успевал бросать взгляды на жену, Веру Львовну, наблюдавшую с дочерьми Инной и Светланой за игрой. И если их взгляды пересекались, это еще больше подстегивало Бельфера. Борис носился по водной глади, как торпеда, и с таким азартом забивал голы, что ему уже было наплевать на то, чьи это ворота – свои или чужие. Бельфер был лучшим бомбардиром области.

Надо сказать, что на его игру приезжали смотреть с Молдавии и Белоруссии. Да что там Белоруссия. В день игры армяне и грузины, торгующие мандаринами на рынке, спешно продавали свой товар за полцены, чтобы успеть не только насладиться его игрой, но и сделать на Бельфера ставки. При каждом удачном броске они кричали:

– Давай, дарагой, нэ подвэди, я на тэбэ мандарын палажыл! Тьыу черт, дэньги поставил!

Бельфер никогда не останавливался на полпути: то ли у него такой характер был, то ли безразличие к уже достигнутому, но, покорив очередную вершину, он о ней сразу же забывал и стремился к другой.

Надо сказать, что мы, послевоенная детвора, после школы были полностью отданы улице, которая носит имя Воровского. Хотя многим из нас не нравилось ее название, но мы гордились. что тут расположена городская баня и станкостроительный завод "Комсомолец".

Так вот, увидев не раз, что одни из нас дают воробьям дули, другие из рогаток «стеклят» окна в бане, третьи дразнят охранника завода Юсима, Бельфер, будучи кандидатом в мастера спорта по теннису, решил организовать у нас во дворе спортивную площадку. С его помощью Марик Горин, Колька, по прозвищу Косой, Толик Маренюк, Коля Рабинович из досок соорудили теннисный стол. А из авосек натянули сетку. Ракетки Борис Израилевич привез из Киева.

Слухи о том, что Бельфер купил настоящие китайские ракетки, распространилась по Бердичеву с такой скоростью. как сегодня разговоры о повышении цен на основные продукты питания. По китайским образцам пацаны соседних улиц собственноручно из многослойной фанеры выпиливали, строгали, клеили самодельные ракетки.

Такое нашествие подростков, конечно, раздражало соседей. Жильцы были недовольны. Баба Нюра после каждого прихода юных "спортсменов" на день три раза тщательно пересчитывала сушившееся на веревках свое белье. Зато, в отличие от жильцов, это устраивало участкового милиционера Петра Бороняка, которого раньше в нашем дворе видели чаще, чем его начальник Тихомиров у себя в ментовке.

Больше всех был доволен директор бани Крупман. При встречах с Бельфером он снимал шляпу, долго тряс ему руки, при этом приговаривал:

– Благодаря вам, товарищ Бельфер (Крупман оглядывался по сторонам и переходил на шепот), эти бандюги уже два месяца не бьют окна. Так что для Вас и Вашей семьи двери бани всегда открыты...

– Но...

– Вы можете не переживать, для Вас – бесплатно.

– Но...

– И пиво тоже бесплатно, – продолжил Крупман.

– Но,– наконец прервал его поток красноречия Бельфер,– я к этому не имею никакого отношения. Я только организовал для них спортивную площадку.

– Борис Израилевич, давайте не будем, я же вижу, как эти бандюги слушают Вас. Вы их перевоспитали и не иначе.

Первыми чемпионами на нашей улице по настольному теннису, с легкой руки Бельфера, стали его дочери – Инна и Светлана. Эти милые красивые девчонки – настоящий еврейский генофонд – такое вытворяли на теннисном столе, такую захватывающую игру показывали, какую редко увидишь в киевском Дворце спорта. Так что Бердичев в то время можно было смело называть запасной столицей Украины. Даже Петя-голубятник. которого узнавали в городе за то, что, будучи пьяным, топором отрубил своей собаке хвост, лишь бы теща не видела, что кто-то радуется ее приходу, говорил:

– Клянусь своей больной печенью и голубятней, что эту спортивную семью ждет большое будущее, что б я так жил!

Петя-голубятник осенью умер от цероза печени.

...Очень жаль, что Петя-голубятник уже не может услышать о том, как сбылись его пророческие слова о большом будущем семьи Бориса Бельфера.

Как и многие другие бердичевляне еврейской национальности, Бельферы  уехали за границу. Уехали давно. Сейчас они живут в Канаде, занимаются любимой работой, которая приносит не только моральное удовольствие, но и дает им возможность жить по-человечески.

Борис Израилевич и там оставался верен спорту. Он участвовал в трех чемпионатах Канады по настольному теннису и выиграл восемь кубков, четыре медали (в их числе и золотую). Кроме того, был участником соревнований разных возрастных групп. Сейчас он на пенсии. Несмотря на то, что его трудовая деятельность проходила в Бердичеве, Канада выплачивает ему хорошую пенсию. Гордится он и своими внучками, Региной (дочь Светланы) и Викторией (дочь Инны), которые окончили университеты в Гамильтоне и Торонто.

Канада – прекрасная страна, которая приняла многих наших земляков. Но до сих пор Борис Израилевич очень часто вспоминает родной Бердичев, в котором прожил 65 лет. Ему очень хочется приехать сюда, увидеть знакомые и родные лица, дом, в котором жил, и, конечно, поклониться могилам родителей.

Хочется сказать Борису Израилевичу, что в Бердичеве многие до сих пор помнят о нем, в том числе и его ученики. Взять для примера хотя бы последнюю встречу первых выпускников 11-ых классов 1963 года (классные руководители Анисья Степановна Блажкун и Евгения Арсентьевна Косенко) средней школы №1, которая состоялась 14 июня прошлого года. С какой теплотой и любовью говорили о своих учителях, в том числе и о учителе физического воспитания уже давно повзрослевшие, а многие уже поседевшие ученики. Вспоминали и уроки физкультуры, и соревнования. А ведь с того времени прошло 40 лет! И ничего удивительного в этом: ведь для многих из них Борис Израилевич Бельфер был не только учителем, но и старшим другом, наставником.

А рассказали мне о этой встрече мои друзья детства, выпускники 1963 года средней школы №1 Жора Ильин и Толя Мукомел.

...Я разговаривал со многими бердичевлянами, которые выехали на постоянное место жительства за границу. По-разному сложились их судьбы, но всех объединяет одно – память о прошлом. И тоска по родному городу, родной земле. Ведь недаром говорят, что человека всегда тянет туда, где он родился, где прошли его детство и юность. Где его знают. Где о нем помнят. Как помнят Бориса Израилевича Бельфера.

 

 

1 – в авторському варіанті оповідання мало назву "Спортсмен-активист!"