Головна  |  До розділу

Виктор КОРЖУК

ОБЪЕКТ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ ВАЖНОСТИ

 

 

 

1

Нашим детям и внукам трудно поверить в то, что не так давно их родители, дедушки и бабушки были настолько глупыми, что безгранично верили родной партии и родному правительству, выполняя их мудрые решения. А после работы, перекусив на скорую руку, успевали только сполоснуть голову  горячей водой под душем, высушить ее в духовке газовой плиты, и бежать на занятия в вечерний университет марксизма-ленинизма. А по дороге еще умудрялись обсудить международную обстановку в Южной Родезии и оказанную помощь Советским Союзом голодающим детям соседнего Индокитая.

И совсем фантастикой им кажется то, что поступали в институты и учились бесплатно. А после окончания выпускников направляли на работу.

В те не столь далекие времена можно было позволить себе лечь в больницу, получая четырехразовое питание, бесплатное лечение при этом чувствовать себя, как дома.

Это уже потом, когда появились Кашпировский и Чумак, миллионы людей потянулись к голубым экранам телевизоров, чтобы рассосались рубцы на теле. Но гипноз был настолько сильным, что рубцы даже разглаживались на диванах и костюмах.

– А сейчас,– звучал голос Чумака с экрана,– запасайтесь водой, буду давать установку. Кто не успел набрать я подожду.

Слава Богу, в то время в городе водопровод работал круглосуточно и бердичевляне, не шелохнувшись, с уже набраными емкостями продолжали сидеть перед телевизором, ожидая чуда.

– Отмеряйте растояние полтора метра от экрана и поставте на это место ведро,– продолжал шаманить Чумак.– Через десять минут вода превратится в целебную от всех недугов и болезней и все страждующиеся исцелятся!

Сосед дядя Ваня ставил перед телевизором бутылку водки и после каждой рюмки, крестясь, приговаривал: "Боже, прими за лекарство". А потом, высунувшись из окна, орал на весь двор, что вошел в контакт с Чумаком и если самогонщица баба Нюра сейчас же не даст в долг еще бутылку, то все его болезни перейдут к ней.

Некоторые соседи уже представляли, как она будет выглядеть с болезнями дяди Вани.

Но это было тогда, а сейчас доктор вместо того, чтобы спросить больного на приеме "Как вы сами себя чувствуете?", интересуется: "И что мы будем с этого иметь?" И, отдав последние копейки на бинты, шприцы, таблетки и уколы, больные выскакивают из больницы полностью "здоровыми", но, извините, с голой задницей.

Остается только удивляться, куда довела бы фантазия правительство, если оно заявило на всю огромную страну Советов, что все школьники должны носить школьную форму?!

"Все школьники равны!" – захлебывались члены политбюро с экранов телевизоров. "У нас нет богатых и бедных!", каждому учащемуся – по значку "Готов к труду и обороне!"

От кого обороняться? От Америки или Китая? Так китайцы со своим населением нас шапками могли закидать.

Нет, надо было брать в школе лыжи и сдавать кросс. А после кросса такие заботливые учителя, такие заботливые, что учеников заставляли идти в школьную столовую, чтобы перекусить бесплатным обедом и горячим чаем с пирожком. И если в столовых оставались обеды, которые дети не съедали, так это волновало не только учителей, но и работников горкома комсомола.

"Если дети плохо едят, значит они не занимаются спортом", – думал первый секретарь горкома комсомола Роман Петронговский после очередной проверки школ города. Значит, мы плохо выполняем решение партии "...физкульуру и спорт – за местом проживания..."

Невеселые раздумия Петронговского прервал вошедший в кабинет Николай Самойлов – тренер по боксу ДЮСШ.

– Мою секцию передали областному совету ДСО "Спартак", – без предисловий начал разговор Самойлов. – А у "Спартака" выбить спортзал – это равносильно тому, что еврею поступить в партию или институт. Тут надо шето решать.

– Не будь горячим, как еврейский борщ. Что не делается, то все к лучшему, – парировал Петронговский.– Завтра соберу бюро и что-то решим. Приходи после обеда.

 

2

На экстренное бюро горкома комсомола Петронговский пригласил всех начальников ЖЭКов. Но так, как среди них была единственная женщина, Роман начал прямо с нее.

– Нила Марковна, ты сама понимаешь, я один в поле не трактор. Тьфу черт, не вони. И если партия требует физкультуру и спорт за местом проживания, значит она будет! – клятвенно заверил Петронговский, предварительно посмотрев на большой портрет ее Генерального секретаря Леонида Брежнева, висевшего на стене.

– Что есть свободное под спортзал в твоем микрорайоне?! – спросил Роман.

– Пустует подвал в доме № 17, что на Советской площади,– резко поднявшись со стула и став по стойке «смирно», отрапортовала Нила Марковна.

– Природа не терпит пустоты, – оборвал Войтко Роман. – Наша задача заполнить пустоту. Тем более, что тренер Самойлов ищет спортзал для своих питомцев.

Петронговский говорил короткими фразами, как его любимый киногерой Михаил Ульянов, игравший роль маршала Жукова в фильме "Великая Отечественная".

– Это будет спортивный центр, который объеденит подростков микрорайона Качановка, – продолжил первый,– а на его базе создадим боксерский клуб.

Петронговский обвел глазами присутствующих, и его взгляд остановился на Николае Самойлове.

– Как назовем клуб? – спросил у него Петронговский.

– «Боевая перчатка!» – моментально ответил Самойлов.

– Правильно мыслишь,– похвалил его Первый. – С завтреншнего дня для нас с вами это объект №1.

Самойлов уже не слушал, что говорит Первый. Он мысленно перед собой видел ринг, юных боксеров, свисающие с потолка боксерские груши. Как прямым международным авиарейсом Нью-Йорк – Бердичев возле крепости Босых Кармелитов приземляются самолеты, а с них выходят чернокожие боксеры и на чистом английском языке спрашивают: "Как нам увидеть мистера Самойлова и его боксерский клуб "Боевая перчатка". И как бригада житомирских журналистов во главе с Володей Киричанским из "Комсомольской звезды" берут у него первое интервью. А его дядя, Виктор Алексеевич Лонский, гордо скажет: "Это мой племянник".

Ниле Марковне слышался голос диктора центрального телевидения Балашова: "Говорит Москва, работают все радиостанции Советского Союза. За огромный вклад в развитие физкультуры и спорта наградить орденом "Дружбы народов" Нилу Марковну Войтко из Бердичева". И как первый секретарь горкома партии Иван Ефимович Бражник, который ей очень нравится, вместе с Романом Петронговским на лацкане ее красивой груди прикрепляют орден. И как радостно подмигивает ей сидящий в третьем ряду начальник горжилуправления Виталий Коврыжных, хотя еще вчера обявивший ей выговор за несвоевременный вывоз мусора с улицы Воровского.

Их сладостные мысли прервал голос Петронговского:

– И я, как депутат городского совета, сделаю все, чтобы оторвать от улицы "трудных" подростков. Вместе с вами создадим отряды "Юных тимуровцев", организуем дежурства. За работу, товарищи!

 

3

Правда, соседи, проживающие над объектом № 1, на первых порах не совсем были знакомы с мудрым решением партии и правительства "Все лучшее детям". Поэтому, когда во дворе дома № 17 появился Петронговский, Самойлов и Войтко с третьего этажа донеслось:

– Гражданин начальник, обясните, и куда мы этих бандюг готовим?! – ткнув пальцем на подростков, занимавшихся на брусьях.

На крик из балкона  мгновенно среагировала Мария Макаровна, работавшая во время оккупации Бердичева переводчиком в комендатуре. Из ее рта отборный мат вылетал со скоростью выстрелов автомата "Шмайсер". Отстреляв все патроны, Мария Макаровна заявила, что если не прекратится этот шум, она выльет с балкона помои.

Тетя Соня тоже хотела вступить в "разговор", но, зная состав помоев и голос Марии Макаровны, быстро сообразила, что перекричать ее это равносильно выиграть в лотерею автомобиль и стиральную машину в государства. Поэтому она только тяжело вздохнула и отошла от окна.

Зато одноногий дядя Ваня с фиолетовым лицом и синим носом от только-что выпитой бутылки "Білого міцного", именуемого в народе, как "биомицин", ловил кайф от этого "базара". Но чтобы не выглядеть белой вороной среди соседей, он решил вставить и свои пять копеек, вспомнив, что вчера среди белого дня у него украли телевизор.

– Чым бы дытына не тишылась, абы не крала,– выкрикнул на всю Качановку дядя Ваня, перевесившись з балкона.

– Прекратите это геволт! – закричал местный авторитет Миндя.– Мой дядя Цыпа должен выспаться, он пришел с третьей смены.

– И где у нас случилось? – донеслось с третьего этажа.

Снизу в секундочку ответили:

– Рабинович умер!

– Как? Опять?

– Мадам Войтко! – разнеслось над Качановкой,– а кто будет мине стеклить окно, которое еще, слава Богу, не разбили.

В слове «мадам» было вложено столько уважения, что Нила Марковна  сразу выступила гарантом за будущего стекольщика.

Замолчавшая на какую-то минуту Мария Макаровна снова открыла свой рот, которому позавидовал бы гудок гражданской обороны, установленный на крыше главпочтамта по улице Свердлова. Но этот поток изысканных слов прервала Софья Ефимовна Милашич, вышедшая на балкон вместе со своей очаровательной дочерью Любашей:

– Тише, не портите себе кровь. У каждого из нас есть дети, а дети наше будущее. И вместо того, что они где-то будут шляться с неизвестно какой  шпаной, а мы за них переживать, так лучше пусть играют на глазах, и перед нашими, а не чужими окнами.

В искренности этих слов может кто и сомневался, но только не соседи. Они прекрасно знали Софью Ефимовну и верили ей.

На следующий день тети и дяди вместе с подростками уже строили спортплощадку.

 

4

И закипела работа. Нила Марковна решила: если делать, то надолго и с размахом. А так как она была эффектная женщина, то ни один мужчина-руководитель не мог отказать ей в помощи.

"Достать", "выбыть", "продвинуть" то, что легло на плечи этой хрупкой женщине, временами было не под силу мужчине.

А за "починку" спортзала с удвоенной энергией взялся Самойлов.

"Чем больше внимания будешь уделять развитию спорта, тем больше молодежи пойдет по правильному жизненному пути". Слова Виктора Алексеевича Лонского, заслуженного тренера СССР и Украины, для его племянника Николая Самойлова стали неотъемлемой частицей жизни. А если человек работающий с молодежью может обладать одновременно талантом руководителя, тренера, старшего друга и наставника, это гарантированный стопроцентный успех.

Все эти качества, как нельзя лучше переплелись в Николае Самойлове. Тем более, что большинство подростков входили в так называемое число "трудных". А заинтересовать таких наиболее тяжело. Ведь здесь помимо обучения обычных физических навыков, нужно искать ключи к уже сформировавшимся, подчас абсолютно неверным жизненным позициям. Причем делать это нужно очень тонко и тактично, что на первый взгляд казалось абсолютно несовместимым в таком виде спорта, как бокс.

Может и у иного тренера это бы и не вышло. Но только не у Самойлова. Его упорство и тонкое знание психологии человека, а также особое мастерство в союзе с командой спортсменов-розрядников, тренировавшихся у него ранее, дало отличные результаты. Тренер преподавал своим ребятам неоценимые уроки жизни.

У Самойлова небыло деления на своих и чужих, хороших и плохих, способных и не очень. К каждому он находил свой индивидуальный подход.

И результаты не замедлились. В клубе появляются чемпионы и призеры, создается молодежный костяк команды по боксу области.

В этом маленьком, но очень нужном  "храме спорта" нашлось место и для занятий спецгруппы по физической культуре, возглавляемой Анатолием Быковским.

Безусловно все это еще выше подняло рейтинг спортивного клуба. О нем заговорили не только в области, но и в Украине. Сотни разрядников, девять мастеров спорта, призеры республиканских и международных турниров стали гордостью не только Самойлова или Бердичева.

 

5

Да, прошло то время и наступила новая эра – эра приватизации и демократии, изменившая судьбы людей. Люди стали умнее. "Что было не мое – станет моим", твердо решили они. И несут все, что можно вынести с фабрик, заводов, учреждений, не забыв прихватить с собой даже канализационные люки и надгробные таблички. Разобрали на металлолом и спортивную площадку во дворе дома №17. Но спортклуб "Боевая перчатка" функционирует.

И если голубая мечта Самойлова с международными авиарейсами не сбылась, зато в Бердичеве по инициативе мэра города Василия Мазура проводится, ставший уже традиционным, турнир по боксу на приз Олимпийского чемпиона Владимира Кличко.

Нила Марковна получила орден "Дружбы народов" за хорошую хозяйственную работу. Сейчас на пенсии.

Роман Рафаилович ушел на повышение, работает заместителем председателя облисполкома.

Так что не все плохо в нашем Бердичеве!

А люди здесь ни при чем. Наши люди умные. Виной всему была мудрая партия и правительство, что не предупредили нас о застольном коммунизме.