Головна  |  До розділу

Виктор КОРЖУК

МОТОПРОБЕГ

 

 

 

 

 

За две недели до Дня Победы в горком комсомола вызвали секретаря комитета комсомола орденоносного завода "Прогресс" Бронислава Гиневского.

В кабинете его встретил первый секретарь Сергей Руденко:

– Старик! Ваш коллектив всегда был инициатором молодежных начинаний. О ваших автопробегах говорят не только в области, о них говорят даже (Сергей поднял правую руку и показал на потолок) в ЦК. Теперь вам пора выходить на международную арену, Укреплять, так сказать, интернациональную дружбу. Есть мнение горкома партии и лично его первого секретаря Владимира Волощука организовать автопробег в братскую Польшу, в город Дембицу, который входит в Тарнавское воеводство. Надо завязать тесные отношения с местными молодежными организациями. Партия ждет от вас новых подвигов. Уверен, что директор завода Юрьев вас поддержит и выделит все необходимое для автопробега.

Слова, как искры из-под автогена, сыпались из уст Руденко. Слушая, Гиневский кивал головой и думал: "Задача непростая. Это тысячи километров пути. Вот в прошлом году на 70-летие Ленинского комсомола делали автопробег на Малую землю. Так под Новороссийском двигатель полетел. За деньги ни один народный умелец не хотел ремонтировать. А вот за бердичевское пиво и спирт отбоя от мастеров не было. И все это "благодаря мудрому решению ЦК родной коммунистической партии" уничтожить все виноградники и сделать СССР зоной трезвости. А пиво и спирт директор завода  Михаил Павлович Юрьев и председатель завкома Олег Циславович Цемер не выделят. Тут надо сварганить пачек десять электродов и несколько десятков дефицитных подшипников, чтобы обменять их на спирт и пиво".

Конечно, этими мыслями Бронислав с Руденко не поделился, а вслух сказал:

– Если партия ждет подвига, он будет!

Гиневский шел домой и напряженно думал: такого сложного задания у него еще не было. Организовать автопробег по местам боевой славы 117-й гвардейской, Бердичевской дивизии или стать инициатором почина "70 ударных декад в честь 70-летия СССР", – это еще куда ни шло. Все эти героические вахты комсомольцы и молодежь завода несли с удвоенной энергией и задором. Несли потому, что были уверены в своем завтрашнем материальном и духовном благосостоянии. Ведь тот, кто хорошо трудился, мог получить даже квартиру. Но все эти почины организовывались на месте, на заводе… А сейчас предстоит интернациональная акция, которая требует большой подготовки.

– Д-а-а, думать есть о чем, а времени маловато,– почти вслух размышлял Гиневский.

Опыт комсомольской работы подсказывал ему, что необходимо собрать расширенное бюро комитета комсомола.

 

БЮРО

– Тут дело такого рода,– открывая заседание, – сказал Гиневский. – Наши мотоциклисты объездили полстраны. А теперь пора и за границей побывать. Так сказать, кое-чему у них научиться и себя, конечно, показать! Вот ты,– Гиневский посмотрел на водителя транспортного цеха Андрея Варавина и спросил: – хоть раз в жизни был за границей?

Большой юморист и весельчак, душа компании Варавин подумал: "Разве за вами, комсомольскими и партийными работниками, успеешь?" Но произнес совсем другое:

– Если считать Гришковцы заграницей, то был!

– А сейчас,– продолжил  Гиневский,– по инициативе горкома комсомола у тебя будет  такая возможность побывать в братской Польше.

Услыхав такую новость, всегда ходивший на демонстрации в первых рядах с транспарантами  Варавин подпрыгнул на стуле. На его лице засветилась такая радость, будто Гиневский голосом Левитана зачитал Указ Президиума Верховного Совета о награждении его, Варавина, орденом Ленина и Золотой Звездой Героя Советского Союза.

– Все пропью, но… Тьфу, черт, все сделаю, но команду  не подведу,– клятвенно заверил Варавин и пожал от радости руку сидящему рядом  с ним мастеру цеха №2 Андрею Андриенко.

– А почему это инициатива горкома комсомола, а не наша?– поинтересовался заместитель секретаря комитета комсомола Юра Якимчук. – Мы этот вопрос еще на прошлой неделе с Володей Сысковым и Валерием Титаренко в сауне обсуждали.

– Ты сауну с горкомом не путай,– сделал замечание фотограф Валера Мельников.– Горком – это дело святое.

– Тогда так, с пустыми руками к польским братьям нехрен ехать – они нас не поймут. Надо достать "огненной" воды и побольше. Организацию этой операции беру на себя. Каждый участник мотопробега должен к концу рабочего дня принести мне в гараж по пачке электродов,– будто бы прочитав мысли Гиневского, сказал Андрей Варавин.– А я их обменяю на пивзаводе на спирт.

– Правильно,– согласился Гиневский,– поддерживаю инициативу Андрея. – Если начальники цехов не будут выписывать электроды, ссылайтесь на меня. Но если это дойдет до Юрьева, я ничего подтверждать не буду.

– Ништяк!– заверил повеселевший за доверенную операцию Варавин.– До Юрьева это не дойдет! Но чем скорее мы это сделаем, тем быстрее развяжем себе руки для подготовки  к поездке.

– А теперь,– продолжил Гиневский,– нам необходимо избрать комиссара отряда. У кого какие будут, предложения?

– Так ты и будешь комиссаром, – сказал Володя Зозуля.

– Нет, я провожу вас до границы, – ответил Бронислав.

– Якимчука! – выкрикнул литейщик Анатолий Слюсар. – Якимчука! Настоящий боец идеологического фронта. Проверенный на спирте.

– Почему меня?– недовольно поморщился Юра.– Есть и другие кандидатуры. Вот, например…

Но ему не дал договорить мастер цеха №2 Андрей Андриенко:

– Он не пьет, не курит, и женщины его любят. А еще Юра хорошо проводит воспитательную работу.

Андрей с таким азартом говорил, как Мария Стефания во время своих последних выступлений на стадионе завода "Прогресс". Но та агитировала за тридцатку купить ее фотографию от порчи и сглаза, а Андриенко предлагал своего товарища на должность комиссара.

Конечно, он мог этого не говорить. Но за то, что заместитель секретаря комитета на предыдущем бюро предложил вынести ему выговор за несвоевременную сдачу членских взносов, он решил ему отомстить.

За кандидатуру Якимчука проголосовали единогласно.

После голосования Юра посмотрел на Андрея таким взглядом, как Андропов на командующего противовоздушной обороны СССР, когда Руст приземлил свой фанерный самолет на Красной площади.

На этом же бюро командиром автопробега единогласно избрали слесаря Вадима Тетерского.

В оставшееся время жизнь Гиневского превратилась в сплошную беготню. Он носился между заводом, горкомом комсомола и другими организациями. На каждую справку он брал еще две дополнительные, которые подтверждали, что предыдущие являются подлинниками. За эти дни у Гиневского сложилось впечатление, что вся наша страна состоит исключительно из справок с печатями. Выезд назначили по традиции на первый день мая, а точнее – в Первомайский праздник. Казалось, сама природа праздновала вместе с заводчанами и своей теплой и солнечной погодой благословляла их в добрый путь. На заводской площади собрались сотни машиностроителей. Цветы, музыка, смех. К стоящим у микрофона Михаилу Юрьеву и председателю заводского комитета ДОСААФ Николаю Турченко направляется командир автопробега, ударник коммунистического труда Вадим Тетерский. Свой строевой шаг он так чеканил на асфальте, что из-под каблуков его ботинок, заранее подбитых косячками из титана, веером сыпались искры.

– Леонид Ананченко и Виктор Пузыренко – операторы заводской киностудии, фиксируя на кинопленку историю предприятия, не уставали повторять:

– Боже, какие кадры, какие кадры!!! Нет–нет, ты только посмотри: Тетерский идет по асфальту, как Гагарин по ковровой дорожке в Шереметьево после возвращения из космоса.

Редактор заводского радиовещания Николай Кузьмин смахнул со щеки набежавшую слезу. Он, наверное, вспомнил, как точно таким шагом в 43-м году шел на Малой Земле навстречу начальнику Политотдела 118-й армии Леониду Брежневу, чтобы получить из его рук боевой орден.

Любуясь бравым Тетерским, Юрьев не выдержал и толкнул Цемера:

– Ты знаешь? Наших комсомольцев можно снимать во второй серии кинофильма "Как закалялась сталь". Только название будет "Павка Корчагин на "Прогрессе".

– Если главного героя буду играть я, пошутил Цемер.

 

ДОРОГА

Первые десятки и даже сотни километров участники мотопробега проходили легко. Хорошему и радостному настроению способствовала и чудесная природа. В сочетании с манящим чуть прохладным весенним воздухом она бодрила и поднимала и без того хорошее настроение.

Так незаметно практически без всяких вынужденных и не вынужденных остановок они "прошли" более 200 километров. А это значило, что ребята уже подъезжали к городу Ровно.

Сделав привал и перекусив на скорую руку , колонна мотоциклистов отправилась в Ровно. Где-то здесь, на его окраине живет Владимир Григорьевич Дидур – ветеран завода "ПРОГРЕСС". Да-да тот самый Дидур, который в далеком 1919 году возглавлял первую   комсомольскую ячейку на "ПРОГРЕССЕ".

Не скрою, Владимир Григорьевич с нетерпением ожидал встречи с молодежью, ведь она и была той ниточкой, которая вела его во времена молодости. Смотря на полных задора и оптимизма ребят, Владимир Григорьевич вспомнил свою молодость, которая была отнюдь не беззаботной. Ведь лучшие свои молодые годы он посвятил комсомолу, организовал и потом возглавил самую первую комсомольскую ячейку на "Прогрессе".

Убеленный сединой ветеран пригласил дорогих гостей в сад, который в это время года вызывал восхищение. Цветущие яблони, вишни, абрикосы были посажены мозолистыми руками хозяина, который за всю жизнь держал не только рукоятки станка, но и автомат, защищая во время Великой Отечественной войны нашу землю от немецких захватчиков. Ведь кто, как не они, наши ветераны, умеют ценить и любить жизнь, какой бы тяжелой она не была.

С каким неподдельным интересом Владимир Григорьевич спрашивал бердичевлян о делах и успехах заводчан. Ведь он и сейчас помнил имена и фамилии своих товарищей. В эти минуты казалось, что это о таких, как Дидур, и написаны были слова "Не стареют душой ветераны".

К сожалению, встреча подошла к концу, и как бы не хотели ребята еще поговорить со своим старшим товарищем, дорога, как говорят, "звала на Запад". Курс держали на братскую Польшу. Но до границы оставалось еще более 350 километров, а впереди была живописная Галиция.

Проехав еще 250 км, мотопробег остановился, тем более что день уже близился к ночи и по всем законам природы ребятам необходим был отдых. Благо найти привал для остановки не составляло труда. А все потому, что на Львовщине, как и на всей нашей матушке Украине, места чудесные. Тем более что после гула моторов в этой лесной тиши были слышны не только трели соловушки, но и писк пролетающих мимо комаров.

Пока, как говорят в народе, "зеленая молодежь", которая впервые принимала участие в таких пробегах, наслаждалась вечерним звоном природы, более опытные и старшие товарищи начали готовиться к ночлегу.

Андрей Андрийчук, Олег Мельничук, Виктор Шкиль, Алий Ташмухамедов начали разбивать лагерь. Молодые у них учатся. Ведь, казалось, поставить палатку или разжечь костер, разве это большое дело, но у таких профессионалов, как они – это целое искусство. Тут все нужно делать быстро и качественно, Чтобы все приготовления заняли как можно меньше времени. Ведь завтра им предстоит не менее тяжелый день, в планы которого помимо дальнейшей дороги входила экскурсия по старинному Львову, но это будет завтра.

А сегодня ребята сидят возле костра и наслаждаются тишиной теплого первомайского вечера, романтикой туристической жизни, а главное – горячей едой, приготовленной на костре заботливым доктором горбольницы Тонечкой Кольцовой (единственной женщиной мотопробега) и поглощаемой под "огненную воду", выменянную за электроды и подшипники на пивзаводе. Весь сон, который накатывался на ребят, сразу ж после остановок моторов мотоциклов как рукой сняло. Но по сигналу "отбой", который прозвучал по лагерю, все дружно стали расходиться по палаткам. Ведь дисциплина – превыше всего.

Когда над лагерем нависла тишина, а из палаток донеслось легкое похрапывание, Андрей Варавин пробрался к новичкам и вставил им между пальцами ног куски газет. Достав из кармана зажигалку, Андрей поджег бумагу. Почувствовав тепло, молодежь медленно стала двигать ногами. Со стороны эти движения напоминали движения ног велосипедистов. И чем горячее становилось пальцам, тем быстрее парни "вращали педалями". А когда скорость достигла апогея, "велосипедисты" с криками "пожар!" выскочили с палаток. Но далеко убежать они не сумели. Все тот же Варавин перехватил их в нескольких десятках метров от лагеря и, сделав слезный вид на лице, стал объяснять ребятам, что так громко кричать нельзя: все-таки граница рядом и, не дай Бог, проснуться польские пограничники.

– Гиневский выскочил в трусах из палатки и своим опытным глазом отметил, что это проделки Варавина.

– Слушай, Андрей!– сердито сказал он.– Прекрати эти ночные тренировки, дай ребятам выспаться.

Варавин, сделав вид абсолютного безразличия, ответил:

– Тяжело в учении, легко в бою. Пусть тренируются.

Через некоторое время наступает тишина. Лагерь спит. Сон участников мотопробега оберегает луна, освещая поляну, на которой обосновались машиностроители, и звезды, которые, по старому поверию, символизируют души погибших солдат, во имя которых и был задуман этот пробег.

Так прошел первый день мотопробега. Утром, позавтракав, колонна мотоциклистов отправилась во Львов на экскурсию. Он удивил необычайной архитектурой, присущей именно Львову, а также количеством исторических памятников. Ребята побывали на горе Высокий Замок и посетили мемориальное кладбище, где захоронены советские воины – освободители.

Единственное омрачало настроение – то, что некоторые коренные львовяне называли их "москалями" только потому, что кое-кто разговаривал на русском языке. Но это было сущим пустяком, ведь каждый участник пробега гордился тем, что живет на Украине, хотя среди них были и русский, и таджик, и украинец, и поляк. Ведь национальность – это не главное, а главное, что все они жители одной большой страны.

…И снова дорога, и снова зовет она в путь.

Вот и граница. Контрольно-пропускной пункт, таможня. Проблем с документами и заполнением деклараций у них нет. Поэтому пограничники, узнав о целях пробега, желают счастливой дороги, удачи и везде зеленого света.

Одно поднятие шлагбаума – и это уже польская земля. Впереди первый польский городок Жешув. Встреча с польскими друзьями, тоже участниками автопробега, но в Советский Союз. На память все сфотографировались, улыбки  и крепкие рукопожатия – такой запомнится эта встреча на всю жизнь.

Поляки для сопровождения по территории Польши выделили автомобиль, на ветровом стекле которого надпись "Пилот", что означало – ведущий колонну. Это придало мотопробегу еще большей торжественности. Жители Польши приветствовали их, рукоплескали, выражая тем самым свои симпатии и солидарность.

– Класс! Кайф! Я балдею! Нас встречают, как Горбачева! – кричал Варавин, обращаясь к Якимчуку.

– Нет-нет, ты только посмотри, ради этого стоило натирать мозоли на той штуке, что находится ниже спины.

– Не-слы-шу!!! – перекрикивая гул двигателя, крикнул  в ответ Якимчук. – Не-слы-шу!!!

– Деревня, уши протри и глаза открой!!!

За два с половиной часа весь этот кортеж подъезжал к Дембице – городу почти на половину меньше за Бердичев, но такой же трудолюбивый и гостеприимный. Дружелюбно настроенная молодежь рассказывала о том, что и у них чтят память о советских солдатах, погибших за освобождение Польши от немецких захватчиков.

Бердичевлян пригласили вечером на встречу с коллективом завода холодильного оборудования.

 

ВСТРЕЧА

Юра Якимчук, отозвав в сторону Варавина, сказал:

– Тут такое дело, старик, надо выступить перед польскими друзьями. Язык у тебя подвешенный, парень ты эрудированный, тебе и карты в руки. Но надо рассказать о празднике Победы как-то неординарно, с творческим подходом. Вспомни, кто в твоей семье воевал, как мы сейчас приумножаем боевые и трудовые традиции. Лады?

– Будь спокоен, лицом в грязь не ударим,– заверил Варавин.

Вечером на встрече перед выступлением Варавина Якимчук кратко представил его как одного из лучших водителей предприятия, победителя многих социалистических соревнований и ударника коммунистического труда. Он также напомнил слушателям, что на заводе ширится движение ударных трудовых декад.

Присутствующие с уважением и удивлением смотрели на Варавина, потому что не знали, что такое "ударник коммунистического труда" и "социалистическое соревнование". Они не понимали, как можно работать одни декады кое-как, а другие – ударно. Поляки просто были уверены, что трудиться всегда надо хорошо. Поэтому они с любопытством настроились слушать Варавина.

Около часа ударник труда цитировал Ленина и Карла Маркса. Но если и на каком-то абзаце сбивался, то начинал свою  пламенную речь сначала. При этом старался вклинить живой пример из социалистического соревнования.

– И вот, взяв монтировку в руки, я говорю отстающему водителю,– продолжал Варавин,– если ты, козел, не хочешь работать, так не позорь нашу бригаду, иначе будешь висеть в "Комсомольском прожекторе". Так что у нас на заводе дисциплина железная. Нарушителей мы сразу вешаем в "КП".

Варавин так разошелся, что не обратил внимания на умоляющие глаза Якимчука, который представлял себя уже сидящим в кабинете начальника отдела Бердичевского КГБ Павла Филипповича Андрощука.

– Посадить не посадит, а нервы потреплет,– думал Якимчук. – Ну, в крайнем случае, отделаюсь строгим выговором на бюро, и живо представил первого секретаря горкома комсомола Сережу Руденка, поправляющего на переносице свои затемненные очки.

– Доигрался, старик,– скажет он,– тебе бригаду ассенизаторов доверить нельзя, не то что быть комиссаром автопробега! Ха-ха-ха!

Якимчук смахнул со лба камельки пота.

А Варавина в это время все несло и несло:

– … Взяв на себя социалистические обязательства перевозить грузы, умноженные на тонно-километры, как и в прошлом году, я с честью везу, тьфу, черт, несу все то, что и обязывался. Вслед за собой комсомольцы-водители тоже взяли на себя на сэкономленном бензине доставлять груз, указанный в путевом листе. И сейчас наш гараж, став на трудовую вахту в честь Дня Победы, досрочно встретил Новый год.

После этого набора слов польская молодежь стала переглядываться. Ей было не совсем понятно, как это можно встретить Новый год… досрочно.

– Все,– подумал Якимчук,– отберет у меня партийный билет секретарь парткома Анатолий Ярмолюк и церемониться не будет. Как пить дать – отберет.

Встретившись с настороженным взглядом Якимчука, Варавин понял, что его немного занесло, и решил поправить положение:

– Вот примерно так за рубежом проклятые империалисты представляют нашу с вами жизнь. Работа, работа, работа. Но со всей ответственностью заявляю, что это неправда. Каждый из нас, – Варавин показал на сидящих рядом товарищей,– не только хорошо трудятся, но и отдыхают. Зарплата у нас высокая, высокая. На нее мы даже позволили купить себе мотоциклы. Есть при заводе и база отдыха. Приезжайте к нам – не пожалеете!

Видя, что Андрей направил свое выступление в нужное русло, Якимчук облегченно вздохнул.

Так незаметно, за экскурсиями и встречами, пробежали три гостеприимных дня. Польские друзья с радостью знакомили участников пробега с достопримечательностями своего города, рассказывали, как они чтят память павших советских солдат. Польские ветераны со слезами вспоминали своих побратимов, спасших им жизнь.

Но всему есть начало, есть и… Дорога домой казалась короче.

9-е мая – День Победы. Колонна участников мотопробега въезжает на заводскую площадь. Рапорт генеральному директору Михаилу Юрьеву о успешном выполнении задания. И снова музыка, улыбки, цветы.

– А я тебе что говорил,– обращается Юрьев Цемеру,– ну, настоящий Павка Корчагин.

 

• • •

Д-а, сейчас это уже не тот "Прогресс" и не тот Бердичев, Наверное, наши потомки будут с удивлением и недоверием читать эти строки. Как? Разве могло быть такое, чтобы вот так, ради романтики и приключений, патриотизма и любви к своей Родине, ехать за тысячи километров бес-плат-но? Поверьте, дорогие потомки, это было. Этот рассказ – не ностальгия по давно ушедшему времени, это часть нашей истории.

 

 

 

=============================================================

 

 

 

А вже в наші дні відбувся мотопробіг неначе у відповідь - польські мотоциклісти, здійснюючи "Рейд Хотинський", залишивши позаду Мінськ, Москву, Харків, Київ і прямуючи знову на Варшаву, завітали (у вересні 2002 р.) до Бердичева. 22 мотоциклісти на своїх "стальних конях" заповнили подвір'я школи №15. Зрозуміло, яка була цікавість у школярів до небаченої багатьма з них мототехніки!

 

Фото Віктора Коржука.